-7.Июль

июль
П В С Ч П С В
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31
2019 г.

 

Ию́ль  (лат. Julius — «месяц Юлия (Цезаря)», буквально — «кудрявый») — седьмой месяц года в юлианском и григорианском календарях, пятый месяц староримского года, начинавшегося до реформы Цезаря с марта. Один из семи месяцев длиной в 31 день. Это, в среднем, самый теплый месяц года на большей части Северного полушария Земли (где июль является вторым месяцем лета), и самый холодный месяц года на большей части Южного полушария (где июль — второй месяц зимы, эквивалент января Северного полушария).

В современную эпоху до 20 июля по григорианскому календарю солнце стоит в созвездии Близнецов, с 20 июля — в созвездии Рака.

Среднемесячная температура июля в Подмосковье +18,3 °С. В июле, по сравнению с другими месяцами, выпадает наибольшее количество осадков — 74 мм, с колебаниями от 24 мм (1890) до 169 мм (1910). До 15 дней в месяце дожди сопровождаются грозами.

В первой трети месяца зацветает липа, во второй половине — цветёт картофель и убирают озимую рожь. Последние пять дней июля считались поворотом к осени, в виде холодных утренников, которые могли угрожать даже заморозками. 28 июля 1601 года в Москве выпадал снег и случился мороз.

Каждый год июль начинается в тот же день недели, как и апрель, и в високосные годы — в тот же день как и январь. В невисокосном году никакой другой месяц не заканчивается в тот же день недели, как июль. В високосный год июль и январь заканчиваются в тот же день недели.

Первоначально месяц назывался Quintilis (лат. quintus — «пять»; иногда Quinctilius). В 45 г. до н. э. был переименован в честь Гая Юлия Цезаря, который в этот месяц родился.

В древнерусском календаре (до утверждения христианства) месяц назывался червен (собирали червеца), также липец (зацветала липа), в народных месяцесловах также — страдник, сенозарник, грозник, сладкоежка. Народное прозвание — макушка лета, дословно соответствует кельтскому gorphenhaf.

Название июля (в церковных книгах иулий) перешло на Русь из Византии.

3 июля — День работника Госавтоинспекции 

 

7 июля — Иван Купала

8 июля — День семьи, любви и верности в России

10 июля — День воинской славы России — День победы русской армии под командованием Петра Первого над шведами в Полтавском сражении (1709 год).

12 июля — День памяти святых апостолов Петра и Павла у православных, придерживающихся «старого стиля»

15 июля — Невская битва

17 июля — День морской авиации  и День этнографа

19 июля — Собор Радонежских святых

23 июля — день города Пскова

28 июля — День PR-специалиста 

Первое воскресенье месяца — День работников морского и речного флота в России

Второе воскресенье месяца — День российской почты

Последняя пятница июля — День системного администратора

Последнее воскресенье месяца — День Военно-морского флота 

Первая суббота месяца — Международный день Днепра в Белоруссии, России и Украине

Если июль жаркий, то декабрь будет морозным.

В июле если мысленно можно повесить ведро на рог месяца — быть через одну-две недели суши. Если же ведро падает — к дождю.

Июль — краса лета, серёдка цвета.

В июле жарко, а расставаться с ним жалко, в июле душно, а расставаться с ним скушно.

В июле на поле густо, а в амбаре — пусто.

В июле хоть разденься, в декабре теплей оденься.

Июль на Волге Н. Галахов

Июль на Волге. Н. Галахов

А летнее, июльское утро! Кто, кроме охотника, испытал, как отрадно бродить на заре по кустам? Зелёной чертой ложится след ваших ног по росистой, побелевшей траве. Вы раздвинете мокрый куст — вас так и обдаст накопившимся тёплым запахом ночи; воздух весь напоен свежей горечью полыни, мёдом гречихи и «кашки»; вдали стеной стоит дубовый лес и блестит и алеет на солнце; ещё свежо, но уже чувствуется близость жары.

            — Иван Тургенев, «Лес и степь», 1848

Арсений Тарковский

Кто стебли, кто ветви ломая ―

Пошли, будто спирту хлебнули:

― Акация ― хмель ― медуница ―

Медвежье ушко́ ― клещевина ―

Мать-мачеха ― ясень ― кислица ―

Осина ― крушина ― калина —

Одни ― как цыганские плечи,

Со свистом казачьим ― другие.

            «Я в детстве боялся растений…», 1914

Иннокентий Анненский.

Сонет

Когда весь день свои костры

Июль палит над рожью спелой,

Не свежий лес с своей капеллой,

Нас тешат: демонской игры

За тучей разом потемнелой

Раскатно-гулкие шары,

И то оранжевый, то белый

Лишь миг живущие миры;

И цвета старого червонца

Пары сгоняющее солнце

С небес омыто-голубых,

И для ожившего дыханья

Возможность пить благоуханья

Из чаши ливней золотых.  

Июльский день прошел капризно, ветреный и облачный: то и дело, из тучи ли, или с деревьев, срываясь, разлетались щекочущие брызги, и редко-редко небо пронизывало их стальными лучами. Других у него и не было, и только листва все косматилась, взметая матовую изнанку своей гущи. Слава богу, это прожито. Уже давно вечер. Там, наверху, не осталось ни облачка, ни полоски, ни точки даже… Теперь оттуда, чистое и пустынное, смотрит на нас небо, и взгляд на него белесоватый, как у слепого. Я не вижу дороги, но, наверное, она черная и мягкая: рессоры подрагивают, копыта слабо-слабо звенят и хлюпают. Туман ползёт и стелется отовсюду, но тонкий и еще не похолодевший. Дорога пошла молóжами. Кусты то обступают нас так тесно, что чёрные рипиды их оставляют влажный след на наших холодных лицах, то, наоборот, разбегутся… и минутами мне кажется, что это уже не кусты, а те воздушные пятна, которые днем бродили по небу; только теперь, перемежаясь с туманом, они тревожат сердце каким-то смутным не то упреком, не то воспоминанием… И странно, — как сближает нас со всем тем, что _не — мы_, эта туманная ночь, и как в то же время чуждо друг другу звучат наши голоса, уходя каждый за своей душою в жуткую зыбкость ночи…

Брось вожжи и дай мне руку. Пусть отдохнёт и наш старый конь…

Вот ушли куда-то и последние кусты. Там, далеко внизу, то сверкнёт, то погаснет холодная полоса реки, а возле маячит слабый огонек парома… Не говори! Слушай тишину, слушай, как стучит твоё сердце!.. Возьми даже руку и спрячь её в рукав. Будем рядом, но розно. И пусть другими, кружными путями наши растаявшие в июльском тумане тени сблизятся, сольются и станут одна тень… Как тихо… Пробило час… ещё… ещё… и довольно… Всё молчит… Молчите и вы, стонущие, призывные. Как хорошо!.. А ты, жизнь, иди! Я не боюсь тебя, уходящей, и не считаю твоих минут. Да ты и не можешь уйти от меня, потому что ты ведь это я, и никто больше — это-то уж наверно…