Алёна Арзамасская.

Алена Арзамасская Берестов Борис Сергеевич

Имя Алёны (Олёна) Арзамасской (Темниковская) упоминается  лишь в двух «отписках» царских воевод и в нескольких  записях современников иностранцев, бывших свидетелями подавления бунта «разинцев». Но, кроме  официальных источников, сохранилось немало воспоминаний, которые вопреки всем запретам передавались изустно. Можно сомневаться в достоверности этих легенд, но тем не менее они существуют.

Нет точных сведений о дате рождения, фамилии и отчестве Алены Арзамасской. Известно лишь, что родилась она в бедной крестьянской семье в Выездной слободе под   Арзамасом. С детства любила слушать истории о воинских подвигах, как арзамасские крестьяне вилами и рогатинами прогнали со своих угодий жадных монахов, пытавшихся захватить общинную землю.
Она рано была выдана замуж за пожилого человека; муж  скоро умер от непосильной работы. Выбор  для вдовы того времени невелик: нищенство или монастырь. Алена пошла в Николаевский женский монастырь в Арзамасе, где обучилась грамоте и искусству  врачевания. Но монастырский устав её не устраивал и она ушла  в лесной скит.

85383Этот период в России XVII века назван «смутным временем». Закончилась эпоха  правления династии рюриковичей, различные кланы столкнулись в борьбе  за власть, вместе с польско-шведская интервенцией всё это значительно ослабило государство. С приходом к власти новой династии Романовых  усилилась эксплуатация крестьянства.  При Алексее Михайловиче Тишайшем страх после бунта Ивана Болотникова подзабылся и крепостное право вновь усилилось. Отменены «урочные годы», начался массовый сыск беглых крепостных.

Помещики уже не только безраздельные хозяева бесправных крепостных, но и судьи и палачи. Крепостные крестьяне как скот продавались и обменивались, женщины превращались в наложниц и сексуальных рабынь. Семьи крепостных разъединялись, хозяева забирали  малолетних детей в услужение или продавали. Боярин имел право и убить крепостного. В руки землевладельцев переходили дворцовые и государственные земли, колонизировались окраины. Люди уходили в глухие леса, за Урал и на Дон, в казацкую вольницу.

В Поволжье, где жили мусульмане и язычники, подданные завоеванных Казанского и Астраханского ханств страдали от религиозных притеснений и принудительного крещения. В 1648-1650 годах отмечены восстания в городах и волнениях среди марийцев и башкир. Позже происходит церковный раскол с расправами над раскольниками-старообрядцами, которым население симпатизировало. К 1670 году положение низов ещё более ухудшилось из-за введения новых налогов: «стрелецкий хлеб», «ямские» и другие.  Тогда же из персидского похода «за зипунами» вернулось войско Степана Тимофеевича Разина.

   С приходом донского атамана, которого «голытьба» считала отцом-заступником, дающим волю,  волнения охватили Среднее и Нижнее Поволжье. В зоне крестьянских волнений оказались Астрахань, Царицин, Казань, Саратов, Пенза, Темп, Арзамас. За Разиным пошли не только бедные казаки, но и русские крестьяне, марийцы, чуваши, мордва, татары. Вооружались  они чем придётся — бердышами, копьями, косами или дубинами, воинского дела  большинство  не ведало, и первоначально, в основном, громили помещичьи усадьбы.

Старица Алена тем временем жила в скиту, изредка выходила в «мир» в ближайшую деревню. Зима 1670 года была холодная и затяжная. К весенней траве, которая обычно спасала крестьян, весь хлеб был уже съеден, осталось только семенное зерно. Это зерно пытались изъять у крестьян управители помещика. Предвидя неминуемый голод,  крестьяне просили отсрочку до осени, но не получили ее. Скотское обращение привело к бунту и во главе его стала Алена.

Она сразу  предприняла необходимые шаги по добыче припасов, оружия, лошадей и организации военного лагеря в лесу. Осенью под ее началом было уже 300-400 человек, с которыми она двинулась на соединение с отрядом донского казака Федора Сидорова, к городу Темникову. По дороге к ней присоединялись крестьяне мордовских, татарских и русских деревень. К концу пути их собралось от 6 до 7 тысяч.

Около двух месяцев монахиня Алена и казак Федор совместно с городским кругом управляли городом, решая все дела по справедливости.  Против них выступили регулярные войска князя Юрия Долгорукого. В бою,  30 ноября у села Веденяпино,  в пятнадцати верстах от Темникова повстанцы были разбиты воеводой Лихаревым. В город, оставшийся без войска, с отрядом послан голова Волжинский. Ему навстречу вышли «лучшие люди» с иконами, крестами и откупными деньгами. Они били челом и просили прощения, объясняя, что были «у воровских людей поневоле».

64118778

Бюст из музея г. Темникова. Н.М. ОБУХОВ

Когда войска вошли в Темников, немногочисленные защитники обороняли только воеводскую избу и собор. Алёна укрывшись в соборе отстреливалась из лука, пока не расстреляла все стрелы, поразив при этом семь или восемь человек. Убедившись в невозможности дальнейшего сопротивления, она отвязала и отбросила саблю, после чего с распростёртыми руками бросилась к алтарю. Там её и обнаружили ворвавшиеся в собор солдаты.

Быкова Татьяна. Атаман станицы Алена Арзамасская.

В этом бою участвовал наемник иностранец; он был восхищён этой подобной амазонкам женщиной в воинских доспехах, одетых поверх монашеских одеяний. Она превосходила мужчин и отвагой и силой — принадлежавший ей лук не смог до конца натянуть ни один человек из войска князя Долгорукого. Сам князь вступил в город 4 декабря. Его встречали за две версты от городских ворот протопоп, священники, а также «темниковские люди всяких чинов» с крестами и иконами. Позади них вели связанных Федора Сидорова, старицу Алену, попов Пимена и Савву и еще 15 бунтовщиков.

Воевода был беспощаден и повелел повесить мужчин за рекой Мокшей на Рябчиковой горе. Алёну же вместе с «воровскими письменами и кореньями» он повелел сжечь в срубе на главной городской площади. Считается, что ведьм и колдунов жгли только в Европе, России же будто бы испокон веку свойственна веротерпимость. Однако казнь монахини и ведуньи Алены Арзамасской показывает, что всё было далеко не так однозначно.  Многочисленные факты самосожжения раскольников обычно совпадали с вступлением в их поселения регулярных войск.

Свой приговор Алена встретила спокойно, пытки перенесла мужественно. Потрясённые палачи распустили слух, что она колдунья и посему не чувствует боли. Также она вела себя и во время казни. Она спокойно взошла на край сооруженной из дерева и соломы хижины, перекрестилась, смело спрыгнула внутрь и закрыла за собой крышку. Даже когда всё занялось огнём,  она не издала ни стона.

В опубликованной в Германии в 1677 году брошюре «Поучительные досуги Иоганна Фриша» сказано:

“Через несколько дней после казни Разина была сожжена монахиня, которая, находясь с ним, подобно амазонке, превосходила мужчин своей необычной отвагой. Когда часть его войск была разбита Долгоруковым, она, будучи их предводителем, укрылась в церкви и продолжала там так упорно сопротивляться, что сперва расстреляла все свои стрелы, убив при этом ещё семерых или восьмерых… Она должна была обладать небывалой силой, так как в армии Долгорукова не нашлось никого, кто смог бы натянуть до конца принадлежавший ей лук.”

Расправившись с народной воительницей Алёной, царские сатрапы пытались уничтожить и саму память о ней. Долго потом в народе передавались последние слова идущей на костер героини: «Если бы сыскать поболее людей, которые поступали бы, как им пристало, и бились так же храбро, тогда, наверное, поворотил бы князь Юрий вспять!» А  на месте казни не нашли даже цепей, поэтому в народе затеплилась вера, что Алёна спасена, жива и вот-вот снова сядет на коня.