Грамота Земского правительства на Двину о присылке выборных людей. 31.12.1612 года.

На Двину архимаритом, и игуменом, и протопопу, и всему освященному собору, и воеводе господам Миките Михайловичю Пушкину да дьяку Путилу Григорьеву, и посадцким старостам, и целовалником, и всяким жилецким и уездным людем Московского государьства архиепископы и епископы и всего духовново чину и боярин и воевода Дмитрей Трубетцкой да стольник и воевода Дмитрей Пожарской с товарыщи, и столники, и стряпчие, и дворяня московские, и приказные люди, и дворяня и дети боярские из городов, и головы стрелецкие и казачьи, и сотники, и атаманы, и казаки, и стрельцы, и всякие служивые люди, и гости, и торговые люди, и всего Московского государства всяких чинов люди челом бьют.
Писали, господа, мы к вам наперед сево и не одиножды, чтобы вы для великово земсково общево совету и для государьсково обиранья, выбрав из духовново и изо всяких чинов лутчих и разумных, крепких и постоятелных людей десяти человек, прислали к нам, к Москве, на Николин день осенней. И вы, господа, для великово земсково совету и для государьсково обиранья выборных людей и по ся места к нам не выслали, а зачем не выслали, и вы о том к нам декабря по 30 день не писывали. А изо многих городов к нам, к Москве, власти и всяких чинов люди для государьсково обиранья и для великово земсково дела совету съехались. А ожидаем мы и выборные люди вас. А у нас за советом з Двины выборных людей государское обиранье продлилось, и Московское государство без государя ничем не строится и на многие части воровским заводом разделяется, и межусобство вчиняется. Вор Ивашко Заруцкой с Маринкою и с сыном ее, прибрав к себе воров, холопей боярских и пашенных мужиков, которые не хотят покою християньсково и тишины, в Резанских пригородках стоит, и государства Московского землю пустошит, и с литовским королем ссылается, и умышляет, чтоб им вскоре, покаместа государя у нас нет, Маринкою и сыном ее в городех малодушных людей прельстив, государством Московским завладеть к Польше и к Литве, нас, бояр, и всяких людей побить и утвердить свою проклятую латынскую римского закона веру. И мы ныне общим великим советом приговорили для великого земсково совету и государьсково обиранья ехать к нам, к Москве, из духовново чину пяти человеком, и с посадцких и из уездных людей дватцати человеком. Ис стрельцов пять человек. А бояр, и окольничих, и столников, и стряпчих, и дворян московских, и жилцов, и приказных людей, и московских жилецких людей, которые живут в городех, приговорили выслать к Москве к Крещенью Христову нынешнево 121-го году.
И вам бы, господа, по нашему приговору выбрать крепких и разумных и настоятелных людей из духовново чину пяти человек, да ис посадцких и из уездных людей дватцати человек, ис стрельцов пяти человек да тех выборных людей для государьсково обиранья, дав им от собя полной достаточной приговор, как им о государьском обиранье и о великом земском деле с нами во всех вас место советовати и говорити и государьское обиранье постановити безо всякого страхованья. А толко вы для земсково обиранья выборных людей к Москве к Крещенью не вышлете, и нам всем мнится, что вам Московское государство и государь на Московском государстве не надобен. А где что грехом зделается худо, и тово взыщет бог на вас.
Писан на Москве лета 7121-го декабря в 31 день.