XIX век.

 

В ночь умозрительных понятий,

Матерьялистских малых дел,

Бессильных жалоб и проклятий

Бескровных душ и слабых тел!

С тобой пришли чуме на смену

Нейрастения, скука, сплин,

Век расшибанья лбов о стену

Экономических доктрин,

Конгрессов, банков, федераций,

Застольных спичей, красных слов,

Век акций, рент и облигаций,

И малодейственных умов,

И дарований половинных

(Так справедливей — пополам!),

Век не салонов, а гостиных,

Не Рекамье, — а просто дам…

Век буржуазного богатства

(Растущего незримо зла!).

Под знаком равенства и братства

Здесь зрели темные дела…

А человек? — Он жил безвольно:

Не он — машины, города,

«Жизнь» так бескровно и безбольно

Пытала дух, как никогда…

Но тот, кто двигал, управляя

Марионетками всех стран, —

Тот знал, что делал, насылая

Гуманистический туман:

Там, в сером и гнилом тумане,

Увяла плоть, и дух погас,

И ангел сам священной брани,

Казалось, отлетел от нас:

Там — распри кровные решают

Дипломатическим умом,

Там — пушки новые мешают

Сойтись лицом к лицу с врагом,

Там — вместо храбрости — нахальство,

А вместо подвигов — «психоз»,

И вечно ссорится начальство,

И длинный громоздкой обоз

Волочит за собой команда,

Штаб, интендантов, грязь кляня,

Рожком горниста — рог Роланда

И шлем — фуражкой заменя…

Тот век немало проклинали

И не устанут проклинать.

И как избыть его печали?

Он мягко стлал — да жёстко спать…

А. Блок.

Не всегда века начинаются и завершаются согласно календарю.

Ветреной мартовской ночью 1801 года в Михайловском замке золочёная табакерка и белый шарф офицерский завершили затянувшийся 18й век… «Довольно ребячиться, ступайте царствовать!», «Теперь будет всё, как при бабушке!».

Но всё, как при бабушке,  не получилось… И опять войны, войны, войны… С французами, с турками… И опять, — «против кого дружить будем?».

Высокое небо Аустерлица, а потом Бородино, — и «на всё Господня воля», «не многие вернулись с поля»…

Звон кандальный по Владимирскому тракту – «сколько их, куда их гонят?». Это в Сибирь идут те, кто смог в декабре 1825 выйти на площадь Сенатскую… «Это многих славный путь»

Но звон этот разбудил романтичного «сына сердца» московского дворянина, — Герцена…Тот скоро выяснил  «кто виноват?» и поехал за границу «делать революцию». И «закружились бесы разны» по России… Револьвер в муфте у барышни, бомба для царя-освободителя. Но «что делать?» Лес  рубят – щепки летят; в щепки народ с царём заодно… «Дело прочно, когда под ним струится кровь…». Дело на крови оказалось куда как прочнее храма Спаса на крови…

Но – век золотой для русского искусства.  Россия точно спешила опередить Европу в музыке, литературе, живописи. Для чего Европе понадобилось 2 т. лет, Россия выдала за одно столетие! От Державина до Чехова, от Боровиковского до Сурикова, от Верстовского до Чайковского…